Всё о ЗПТ (часть 2)

В данном материале Вы содержится развёрнутая информация о ЗПТ. Специалисты Великобритании, Италии, Испании, Бельгии и Нидерландов разработали эту брошюру специально для тех, кого интересует ВСЁ о ЗПТ. Часть 2. РАЗДЕЛ 3. ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

3а.

ЭФФЕКТИВНА ЛИ ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ ДЛЯ ОТДЕЛЬНОГО ЛИЦА?

Хотя преимущественно данные относительно эффективности заместительной терапии качаются Метадона, возрастает объём данных относительно ценности других препаратов, в частности, бупренорфина. Заместительная терапия продемонстрировала свою способность улучшать физическое благополучие пациента, помогая ему:

  • оставаться живым;
  • достичь полного воздержания от запрещённых наркотиков, или меньшего масштаба и стабилизированного способа потребления;
  • перейти от неочищенных, запрещённых наркотиков к очищенным фармацевтическим препаратам;
  • заменить способ употребления наркотиков с инъекционного на менее вредный – такой как через рот внутрь или под язык;
  • поддерживать контакт с медицинскими и социальными службами.

Более того, доказано, что заместительная терапия улучшает социальное благополучие пациента, помогая ему:

  • достичь стабилизации употребления наркотика как способа стабилизации жизни;
  • снизить необходимость предаваться преступной деятельности для накопления и финансирования своего запаса наркотика;
  • обрести возможность выбора относительно способа и целей жизни.

Эффективность или успех лечения зависит не только от препарата заместительной терапии, который применяется, но и от контекста и сопутствующих аспектов лечения. Например, социо-психологические вмешательства могут сделать важный вклад в успех заместительной терапии. Заместительная терапия позволяет людям решать другие жизненные вопросы – такие как поиск жилья, устройство на работу и создание системы социальных контактов.

3б.

ЭФФЕКТИВНА ЛИ ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ ДЛЯ ОБЩЕСТВА?

К причинам общественных потерь, связанных с потреблением наркотиков и наркозависимостью, относятся:

  • смерть от передозировок и заболеваний, которые возникают вследствие употребления наркотиков;
  • лечение передозировок и других медицинских последствий употребления наркотиков;
  • распространение заболеваний, в частности, ВИЧ и гепатитов, главным образом через инъекционный способ употребления;
  • ухудшение качества жизни у семей людей с опиоидной зависимостью;
  • затраты на правоохранительные, судовые и уголовные мероприятия;
  • преступная деятельность;
  • потеря продуктивности работы и несчастные случаи на рабочих местах.

Хотя эти потери сложно оценить количественно, а когда это возможно, данных очень мало, всё же было доказано, что заместительная терапия – в частности лечение метадоном – помогает:

  • улучшить общественное здоровье, особенно вследствие уменьшения уровня чрезвычайных ситуаций, госпитализаций и смертности, связанных с наркотиками, а также  из-за снижения скорости распространения ВИЧ, гепатитов и других вирусных инфекций, передающихся через кровь;
  • снизить уровень преступности. Связанной с производством и поставкой запрещённых наркотиков, а также для овладения имуществом с целью приобретения наркотиков;
  • уменьшить затраты на социальную помощь потребителям наркотиков и их иждивенцам.

3в.

ЕСТЬ ЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРЕИМУЩЕСТВА ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ?

Фактом особенной важности для чиновников, принимающих решения в сферах здравоохранения и криминального судопроизводства является то, что заместительная терапия также продемонстрировала свою чрезвычайную экономическую эффективность. Департамент служб по вопросам химической зависимости США (DASA) и Национальный институт проблем наркотической зависимости США провели предварительную оценку ежегодных затрат на содержание лица с опиоидной зависимостью в Нью-Йорке в 1991 году (суммы представлены, соответственно, в долларах США и евро):

Без лечения, на улице

$ 43 000  –  ? 40 000

В тюрьме

$ 43 000  –  ? 40 000

В программе длительного пребывания, без наркотиков

$ 11 000  –  ? 10 000

В поддерживающей программе лечения метадоном

$ 2 400  –  ? 2 250

Источник: Международный форум, 1994 г.

Вскоре, в 2001 г., DASA совместно с Вашингтонским университетом провёл ещё одно исследование относительно терапевтической и экономической эффективности заместительной терапии и получил такие результаты:

Снижение:

Уровня преступности

64%

Для овладения имуществом общей частоты арестов

54%

Количества арестов по поводу преступлений, связанных с наркотиками

63%

Посещений отделений неотложной помощи

65%

Госпитализаций по медицинским показаниям

59%

Потребления основных медицинских услуг

56%

Количества психиатрических госпитализаций

55%

Источник: DASA, 2001 г.

Степень изменений является даже высшей для тех, кто получает лечение дольше года. Особенно заметным является снижение частоты арестов среди пациентов, которые получают лечение ещё дольше.

Конкретнее, относительно заместительной терапии в Европе, Британское национальное исследование последствий лечения (NTORS) показало, что на каждый £ 1 (? 1,5), потраченный на лечение, возвращение средств составляет более £ 3 (? 4,5) – экономия за счёт расходов, связанных с жертвами преступлений. Повышение расходов на сумму £ 1,6 млн.  (? 2,4 млн.) на терапевтические вмешательства принесло мгновенную экономию в £ 4,2 млн. (? 6,3 млн.) за счёт уменьшения затрат, связанных с жертвами преступлений, а также экономию средств в системе криминального судопроизводства на сумму приблизительно £ 1 (? 1,5). Реальная экономия средств для общества может быть даже большей, чем эта (Gossop et al., 1998).

3г.

ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ИНВЕСТИЦИИ В ЗАМЕСТИТЕЛЬНУЮ ТЕРАПИЮ НЕПРОДУКТИВНЫМ ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ?

Нет, не являются. Вложение средств в заместительную терапию опиоидной зависимости, базирующееся на научных данных, снижает негативные медицинские и социальные последствия, как для индивидуума, так и для общества. Средства. Потраченные на лечение, возвращаются в значительно большем объёме за счёт экономии в системах криминального судопроизводства и в секторе общественного здоровья.

На уровне отдельного пациента и на уровне социальной политики целью заместительной терапии является снижение вреда. Поскольку наркотическая зависимость является хроническим состоянием, преодолеть который окончательно очень нелегко, важно снизить вред как для общества в целом, так и для отдельного индивида. Качественная заместительная терапия, легко доступная каждому, кто в ней нуждается, способна сэкономить много других средств в секторе здравоохранения, системах социальной помощи и криминального судопроизводства.

С точки зрения планирования и формирования политики важно рассматривать проблему опиоидной зависимости координировано и интегрировано с целью оценки преимуществ не только для одной сферы или департамента – например, здравоохранения – но и для другой, например, для системы криминального судопроизводства.

3д.

ПОЧЕМУ НЕКОТОРЫЕ ЛЮДИ ДО СИХ ПОР КРИТИЧЕСКИ ОТНОСЯТСЯ К ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ?

До сих пор тавро наркотической зависимости является настолько сильным, что те, кто страдает от неё, должны всю жизнь преодолевать стыд, обвинения и отторжение. Несмотря на всё, что мы знаем про физиологическую природу этого состояния, продолжается настойчивое осуждение тех, кто им страдает, а также отрицание его распространённости и последствий. Такая могущественная стигматизация удерживает людей от признания своего состояния и обращения за лечением. Она даже удерживает некоторых специалистов от работы в области лечения/профилактики наркозависимости и часто приводит к низкой оплате труда тех, кто это делает (DASA, 2002).

Очевидно, что недостаточно только повысить уровень знаний относительно эффективности заместительной терапии, важно также понимать психосоциальные корни сопротивления. В нашем обществе доминируют ценности рабочей этики, конкуренции и автономии. Ситуация выглядит так, что привычка к злоупотреблению наркотиками возникает благодаря диктату ценностей, диаметрально противоположных указанным – поиску удовольствия, пассивности и зависимости. Таким образом, наркотическая зависимость воспринимается больше как недостаток, нежели как болезнь или проблема; а это приводит к отказу (сознательному или подсознательному) в оказании помощи.

Однако такое восприятие базируется на нескольких ошибочных убеждениях. Первым из них является то, что героинозависимые лица ощущают постоянное удовольствие от своей зависимости. Потребление героина приносит удовольствие главным образом до того, как у потребителя развивается зависимость от наркотика. Впоследствии сопутствующие проблемы намного перевешивают удовольствие, но потребитель вынужден употреблять героин, чтобы не страдать от симптомов отмены.

Другим ошибочным убеждением, которое стоит за отказом в предоставлении поддерживающего лечения, является уверенность, что такое лечение способствует поддержанию удовольствия у наркозависимого человека, и всё, что при этом делается – это «замена одного наркотика на другой». На самом деле пациенты, проходящие поддерживающее лечение, находятся в абсолютно сознательном состоянии, без периодов эйфории («хорошего настроения»), и отмены («плохого настроения»).

Ещё одно ошибочное убеждение состоит в том, что пациенты якобы не освобождаются от наркотика, и таким образом, ситуация никак не изменяется. Люди с таким взглядом неверно понимают цель заместительной терапии. Опиоидная заместительная терапия имеет смысл в острой фазе опиоидной зависимости – в то время, когда человек неспособен прекратить употребление опиатов. Препарат заместительной терапии может помочь зависимому потребителю прекратить или значительно снизить потребление запрещённых опиатов. Также она может способствовать снижению или ликвидации поведенческого стереотипа инъекционного употребления наркотика.

Разработка адекватного лечения требует не только более широкого распространения знаний относительно эффективности заместительной терапии, но также развенчания предубеждения, которое существует во всех сферах общества.

В большинстве стран каждый потребитель наркотиков имеет право на получение профессионального лечения и ухода соответственно принятым на этот момент стандартам качества. Потребители наркотиков являются гражданами с правами и обязанностями, как и у всех граждан, независимо от того, проходят ли они профессиональную терапию вследствие своей зависимости.

3е.

ИМЕЕТ ЛИ ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ ТАКЖЕ И НЕДОСТАТКИ?

Да, заместительная терапия имеет также некоторые негативные аспекты. Важнейшим является то, что преимущественно человек должен получать лечение в течение длительного времени. Аспект длительности имеет негативные последствия как в смысле государственных затрат, так и для отдельного пациента.

Хотя заместительная терапия является дешёвой формой лечения, стоимость её накапливается, если делать расчёты на много лет.

Ещё один аспект состоит в том, что человек становится пациентом долгосрочной программы лечения, зависимым не только от препарата, но и от другого человека, который его назначает. В некоторых случаях это может привести к пассивному отношению к жизни.

Более того, зависимость от препарата вызывает сложности, когда пациент желает переехать в другое место проживания или просто поехать в путешествие и взять свои лекарства с собой.

Некоторые люди испытывают побочные эффекты препарата. В случае Метадона к наиболее распространённым побочным эффектам относятся: повышенная потливость, запоры, нарушения сна, полового влечения и концентрации внимания. Такие нежелательные побочные эффекты могут длиться долго, но медицинских осложнений терапия по большому счёту не имеет. В общем, эти побочные эффекты возникают менее чем у 20 % клиентов метадоновых программ.

Хотя метадон назначается беременным женщинам, поскольку он улучшает состояние их здоровья, течение беременности, родов и развитие плода. После рождения ребёнок должен будет «прекратить употребление» препарата.

Тем не менее, важно отметить, что длительная потребность в лечении, зависимость от тех, кто его предоставляет, пассивность и покорность – всё это серьёзные проблемы, которые могут возникнуть. Эту возможность следует предвидеть, предоставляя помощь людям с тяжёлой хронической патологией (сердечно-сосудистой системы, почек, онкологической и др.). В завершение, заместительная терапия имеет несколько негативных аспектов, которые касаются хронического лечения как такового; но они, конечно же, не перевешивают пользу от неё.

3ж.

КАКИЕ ГЛАВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МОГУТ ЖДАТЬ ВПЕРЕДИ?

Хотя эффективность заместительной терапии опиоидной зависимости убедительно доказана, впереди ждут важные задания, связанные с ней:

  • обеспечение максимальной экономической эффективности лечения на фоне поддержания качества помощи;
  • повышение уровня доступности и расширения перечня лечебных услуг;
  • обеспечение участия врачей (общей практики, участковых и по месту проживания), которые прошли обучение лечению химической зависимости, в наблюдении за состоянием пациентов и качеством медицинской помощи;
  • обеспечение дополнительного финансирования лечения опиоидной зависимости и координация этих услуг с другими необходимыми социальными службами и медицинскими организациями.

РАЗДЕЛ 4. ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Заместительная терапия предоставляется многими способами, как в разных заведениях (учреждениях первичной помощи, специализированных центрах и местах лишения свободы), так и в различных дозах и с различной продолжительностью, включая схемы поддержки и детоксикации. Более того, назначения лечения часто сопровождается разнообразием психосоциальных вмешательств.

4а.

ДОСТАТОЧНО ЛИ ОДНОЙ ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ?

Опиоидная зависимость оказывает нежелательное влияние не только на здоровье пациента, но и на его социальное и психическое благополучие. Важно, чтобы заместительная терапия комбинировалась с другими терапевтическими компонентами, которые позволяют исследовать и решить эти проблемы. Преимущество заместительной терапии состоит в том, что когда пациенты находятся на поддерживающем лечении метадоном, другие их проблемы, связанные с употреблением наркотиков, могут быть так же решаемы.

Научные данные доказали, что эффективность заместительной терапии является наивысшей, когда она предоставляется как составляющая всеохватывающего лечения. Таким образом, назначение препарата не следует рассматривать как изолированное вмешательство. Важно обозначить и решить другие проблемы пациента – медицинские, социальные, психического здоровья или юридические.

Это не обязательно обозначает, что пациенты должны быть способны решать все свои проблемы в одном учреждении. Когда лечение предоставляется врачами общей практики мелкими центрами с ограниченным количеством персонала, ими может проводиться обследование и диагностика тех проблем, которые совпадают с их специализацией, а за дополнительной поддержкой пациенты могут направляться персоналом в соответствующие службы в своём районе.

Множество пациентов находятся на лечении в течение многих лет и не требуют дополнительной помощи каждый раз, когда приходят получить свой препарат. Хотя персонал может ощущать сложности с принятием хроническими состояниями, которые рецидивируют – например, артериальной гипертензией или сахарным диабетом – также не будут предлагать консультирование или психотерапию каждый раз, когда они приходят за новым рецептом.

4б.

КАКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ ЛУЧШИМ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ?

Среди стран Европы наблюдаются существенные вариации относительно того, кто может назначать заместительную терапию по поводу опиоидной зависимости. В Дании, Финляндии, Греции, Италии, Португалии, Испании и Швеции заместительная терапия предоставляется централизованно в рамках специализированных программ с малым объёмом привлечения первичной помощи и врачей общей практики (ВОП). С другой стороны, в Австрии, Бельгии, Франции, Германии, Люксембурге, Нидерландах и Великобритании заместительная терапия является менее централизованной, её назначают как специализированные центры, так и ВОП. Ситуация зависит от того, считается лечение наркотической зависимости специализированным лечением или заданием первичного звена помощи (Farrell et al., 1999).

Преимущественно в странах, где ВОП лечат людей с опиоидной зависимостью, эти специалисты проходят специальное обучение. ВОП обычно не имеют в распоряжении многопрофильного персонала, потому что работают самостоятельно или совместно с другими ВОП. Однако ВОП могут взаимодействовать с другими специалистами, к которым они могут направлять пациентов с психосоциальными проблемами. Что касается выдачи препарата, тут ВОП нужно работать в тесном контакте с фармацевтами. Предоставление заместительной терапии в рамках первичной помощи сводит опиоидную зависимость к уровню любого другого медицинского состояния, который можно лечить, и пациенты не ограждаются от других, то есть, можно избежать стигматизации.

Большинство специалистов, назначая заместительную терапию, в первой фазе лечения желают наблюдать своих пациентов ежедневно, в частности в фазе индукции, когда соответствующее лечение назначается, а состояние пациента стабилизируется. Некоторые врачи отдают предпочтение варианту осуществления стационарного наблюдения за пациентами в первые дни или недели назначения препарата. Когда стабилизация произошла, вопрос относительно того, должны ли пациенты приходить ежедневно для получения препарата, или им можно давать назначенные дозы с собой домой, становится спорным. Во многих странах специалисты, назначающие заместительную терапию в связи с опиоидной зависимостью, работают в тесном контакте с аптеками, где их пациенты получают препарат. Фармацевты играют важную роль в предоставлении информации своим клиентам. Также они несут ответственность за то, чтобы в лечебных назначениях избегать потенциальных ошибок относительно адекватного дозирования и взаимодействия Метадона с другими препаратами.

Опыт показывает: важно, что для эффективного предоставления лечения необходимым являются оба типа программ, те, которые опираются преимущественно на лечебный центр, и те, которые связаны с аптеками. Это позволяет пациентам двигаться между программами с разными пороговыми показателями и помогает преодолеть географические сложности. Более того, то, что окажет хороший эффект в учреждении большого города, может не сработать в маленьком городе или сельской местности. Когда бюджет очень ограничен, назначение препарата без какой бы то ни было дополнительной формы лечения или ухода всё ещё может быть эффективным путём охвата как можно большего количества людей и предоставления им важного инструмента для выздоровления.

4в.

ДОЛЖНА ЛИ ЗАМЕСТИТЕЛЬНАЯ ТЕРАПИЯ ПРЕДОСТАВЛЯТЬСЯ ТАКЖЕ В ТЮРЬМАХ?

Да, важно, чтобы в тюрьме люди имели такие же самые права на охрану здоровья, как и в обществе. Исследования показали, что уменьшение объёма инъекционной практики употребления наркотиков и общего пользования шприцами в тюрьмах такое же самое, как и в программах поддерживающего лечения метадоном в общественных учреждениях (Dolan и соавт., 1999 г.).

В 1998 г. на конференции «Тюрьма и наркотики» в Ольденбурге были предоставлены рекомендации для служб, которые предоставляют услуги наркозависимым людям в условиях лишения свободы. Согласно этим рекомендациям, необходимо, чтобы осуждённым был доступен широкий спектр таких услуг, включая заместительную терапию (как в виде детоксикации, так и поддерживающую). Также в рекомендациях указывалось, что персонал тюрем нужно обучать относительно вопросов наркотических проблем и их лечения.

Статья, недавно представленная во Франции профессиональными СМИ, предоставила доказательства связи между вероятностью повторного попадания в тюрьму лиц, употребляющих наркотики, и фактором получения (или не получения) поддерживающего лечения агонистами во время пребывания в тюрьме. Было сделано ударение на такой же важности заместительной терапии в условиях тюрьмы, как и в обществе. К тому же, было выявлено, что вероятность повторного попадания в тюрьму для узников, получивших поддерживающее лечение во время пребывания в тюрьме, составила менее половины (19 % против 39 %) такой вероятности для тех, кто получил только детоксикацию (Levasseur  и соавт., Ann.Med. Interne 2002.153 Приложение к №3 стр. 1514-1519).

Лица, получающее поддерживающее лечение в обществе, должны иметь возможность продолжать лечение и после заключения. Эта возможность является важной, потому что прерывание поддерживающего лечения метадоном часто приводит к более высокому уровню рискованного поведения (Швейцарский отчёт по вопросам Метадона, 1996 г.)

Люди, которые получают заместительную терапию в условиях тюрьмы, должны иметь возможность продолжать эту терапию после освобождения. Существует особенно высокий риск передозировки наркотиками и смерти после освобождения, если пациенты воздерживались от употребления опиатов. Решение относительно продолжения терапии должны приниматься после консультаций с программой лечения, в которой бывший заключённый будет принимать участие на свободе (Европейские Рекомендации, 1998 г.)

Есть несколько стран, где лечение метадоном предоставляется во всех тюрьмах по всей территории страны – например, Испания.

4г.

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОПТИМАЛЬНЫЙ СПОСОБ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ?

Действительно, исследования показывают, что заместительная терапия наиболее эффективна, когда предоставляется в адекватных дозах и в течение длительного времени.

Заместительная терапия назначается многими способами: от краткосрочных до долгосрочных программ, от поддерживающего лечения до детоксикации.

Заместительная терапия, базирующаяся на детоксикации, имеет заданием перевести человека с высокой дозы на более низкую или вообще дать ему возможность воздерживаться от употребления нелегальных наркотиков, чаще – на короткое время. Поддерживающая терапия признаёт хроническую природу состояния, имея целью стабилизацию жизни человека. Исходя из этого, препарат назначается в стабильной дозе на длительное время. Окончательной целью поддерживающей терапии всё-таки может быть подведение пациента к детоксикации, но только тогда, когда он будет готов к этому.

Терапевтический план зависит от заданий лечения, которые определяются исходя из имеющихся возможностей,  потребностей и желаний клиента и профессионального вывода врача. Однако в общем можно утверждать: чем более тяжёлой является зависимость, тем более высокой должна быть доза, а также что ударение в лечебных программах должно стоять на поддерживающей терапии, а не на детоксикации.

4д.

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ОПТИМАЛЬНАЯ ДОЗА?

При заместительной терапии назначается препарат, для которого, как и для всех препаратов, адекватная доза определяется через отношения между врачом и пациентом с учётом результатов обследования индивидуальных (метаболических) потребностей пациента и других медицинских показателей.

Заместительная терапия предавалась широкой оценке и в общем доказала свою эффективность в достижении таких целей, как снижение потребления запрещённых наркотиков, рискованного поведения и преступности. Как для метадона, так и для бупренорфина характерно, что решающим фактором для получения позитивных результатов есть достаточность дозы (EMCDDA, 2002 г.).

Оптимальная доза Метадона для среднего человека с опиоидной зависимостью составляет 60-120 мг (бупренорфина – 8-12 мг).

Дозы, более низкие, чем 60 мг, в общем, не являются такими эффективными, поскольку они не способны оказать блокирующий эффект на клетки мозга. Дозирование Метадона, не базирующееся на научных данных, подрывают потенциальную ценность лечения.

В завершение, данные позволяют предположить, что чем более тяжёлой является  зависимость, тем более высокой должна быть доза и тем дольше должно длиться лечение (Farrell и соавт., 1999 г.).

Однако каждый пациент представляет собой уникальную клиническую проблему, и поэтому нет одинаковой оптимальной дозы Метадона для достижения определённой концентрации препарата в крови как «золотого стандарта» для всех пациентов. Клинические признаки синдрома отмены и его проявления, про которые пациент сообщает, а также продолжение употребления запрещённых опиатов являются объективными показателями неадекватности дозы. В процессе предоставления поддерживающего лечения метадоном (ПЛМ), при определении, что такое «достаточно» Метадона, кажется, не существует максимальной границы ежедневной дозы (Leavitt и соавт., 2000 г.).

4е.

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ АНАЛИЗ МОЧИ ПОЛЕЗНЫМ ИНСТРУМЕНТОМ ЛЕЧЕНИЯ?

Анализ мочи жизненно необходимая часть начального медицинского обследования пациента (для подтверждения того, что пациент действительно употребляет опиаты).

Однако часто он применяется как форма контроля пациентов с целью определения, не продолжают ли они употреблять запрещённые наркотики вместе с медицинским препаратом. Многие специалисты предают сомнению эффективность анализа мочи как фактора, способствующего успеху лечения. Аргумент состоит в том, что информацию можно также получить, опрашивая пациента, при чём экономится много времени и средств. Не нужно лишний раз указывать, что для этого нужны хорошие отношения между пациентом и врачом, которые базируются на уважении и взаимном доверии. Однако существует также аргумен относительно того, что позитивный результат тестирования мочи никогда не должен быть причиной отказа пациенту в дальнейшем лечении, потому что он является свидетельством болезни, от которой пациента лечат – то есть наркотической зависимости.

4ж.

КАК ДОСТИЧЬ ОПТИМАЛЬНОГО КАЧЕСТВА ЗАМЕСТИТЕЛЬНОЙ ТЕРАПИИ?

Для повышения качества заместительной терапии в вашем регионе жизненно необходимым инструментом является обучение. Вы можете привлекать местных преподавателей, а они могут использовать учебное пособие EuroMethwork, разработанный нами: А.Д.Ферстер, Е.Бунинг ( 2003 г.). Учебное пособие: Ключевые аспекты заместительной терапии опиоидной зависимости.

Если у вас нет доступа к местным преподавателям, вы можете связаться с нами для получения рекомендации относительно международных экспертов: www.euromethwork.org

ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ

 

Абстиненция: воздержание от употребления алкоголя или других наркотиков.

Патологическое пристрастие: хроническое расстройство, которое прогрессирует, рецидивирует и характеризуется навязчивым употреблением одного или более веществ. Приводит к физическому, психологическому или социальному вреду для индивидуума, и требует постоянного употребления вещества, несмотря на этот вред.

Агонист: фармакологический термин для определения препарата, который имеет биологическое действие, схожее с наркотиком, который вызвал зависимость.

Антагонист: фармакологический термин для определения препарата, который взаимодействует с рецептором и блокирует действие наркотического вещества.

Тяга: физическая или психологическая необходимость в употреблении наркотика, который вызвал зависимость.

Зависимость: психологическая и/или физическая необходимость в наркотике. Когда человек не употребляет наркотик, то страдает от синдромов отмены.

Детоксикация: форма лечения с целью переведения человека с высокой на низкую дозу или полный отказ от употребления наркотика, чаще на короткое время.

Наркотик, которым злоупотребляют: любое вещество, которое влияет на настроение, уровень восприятия или функцию мозга. К этим веществам относятся рецептурные препараты, алкоголь, растворители и запрещённые наркотики.

Период полувывода: количество времени, необходимое для того, чтобы половина активных элементов была или выведена из организма, или расщеплена им. Метадон имеет период полувывода от 24 до 36 часов, что позволяет назначать его в одной дозе на сутки, сравнительно с героином, который имеет период полувывода приблизительно 6 часов.

Поддерживающее лечение: форма лечения, которая признаёт хроническую природу состояния и имеет целью стабилизацию жизни человека; для этого разрешается назначать препарат в стабильной дозе на длительное время.

Психоактивное вещество: химическое вещество, влияющее на центральную нервную систему, меняя настроение и/или поведение.

Рецидив: возвращение к употреблению вещества после лечения и периода воздержания.

Заместительная терапия: медицинское лечение опиоидной зависимости с помощью препарата, имеющего действие, подобное действию наркотика, который вызвал зависимость (фармакологический термин – агонист), таким образом, предотвращая появление синдрома отмены и тяги.

Толерантность: потребность в повышении доз вещества, которое постоянно употребляют, для получения тех же самых эффектов.

Синдром отмены («ломка»): физические и психологические эффекты, возникающие, когда употребление опиата значительно снижено или прекращено. Во время воздержания присутствует тяга к наркотику, и эти симптомы облегчаются, когда снова принимается наркотик или препарат-заменитель – такой, как метадон.

СПИСОК ПРИВЛЕЧЁННЫХ ЭКСПЕРТОВ:

Билл Неллес (The Methadone Alliance, Лондон, Великобритания)

Патрик О”Хейр (Международная ассоциация снижения вреда, Рим, Италия)

Эдо Полидори (Servizio per le Tossicodependenze, Фаенца, Италия)

Марк Райзингер (EUROPAD, Брюссель, Бельгия)

Герит Ван Сантен (Муниципальная служба охраны здоровья, Амстердам, Нидерланды)

Марта Торренс (Институт психиатрии, Барселона, Испания)

Автор | 2008-07-21T20:40:23+03:00 21 июля, 2008|Экспертное мнение|Нет комментариев

Об авторе:

Оставить комментарий