Иран может стать примером для Запада в борьбе со СПИД

Эксперты Международной сети снижения вреда в Ливерпуле изучили опыт заместительной терапии и обмена шприцев в Иране, который может стать примером для других стран, в том числе на Западе, пишет Associated Press.

Находясь рядом с полями опиумного мака Афганистана, Иран уже давно борется с большим количеством наркопотребителей. Когда ВИЧ-инфекция появилась в Иране, вирус первым затронул потребителей героина. Чтобы сдержать вспышку и не допустить распространения заболевания среди населения в целом, иранские лидеры приняли подход, который оказался удивительно прогрессивным для авторитарного режима.

“Это можно рассматривать как социально либеральные меры, но с точки зрения общественного здравоохранения это просто прагматизм”, – сказала Жумана Эрме (Joumana Hermez), специалист по СПИДу Каирского офиса Всемирной организации здравоохранения. Эрме и другие эксперты на конференции рассказали о мерах, принимаемых на Ближнем Востоке в связи с эпидемией СПИДа.

На протяжении многих лет Иран проводит жесткую антинаркотическую политику, там по-прежнему казнят людей за некоторые преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. По мнению экспертов, сдвиг в ситуации наметился около десяти лет назад, когда врачи и ученые сумели убедить религиозных и государственных лидеров, что если они не помогут потребителям наркотиков справиться с зависимостью, Иран столкнется с гораздо более масштабной эпидемией СПИДа.

“Они начали понимать, что лучше иметь проблемы с наркозависимостью, чем проблемы с наркозависимостью и с ВИЧ”, – отметил доктор Саид Рамин Радфар (Seyed Ramin Radfar), исполнительный директор иранской неправительственной организации, которая реализует проекты обмена шприцев и заместительной терапии метадоном в стране [на фото, – прим. AIDS.ru]. Религиозные лидеры издали фетву, гласящую, что потребители наркотиков не должны подвергаться судебному преследованию, если они обратились за помощью.

В 2005 году верховный судья Ирана постановил, что инициативы по борьбе с распространением ВИЧ-инфекции направлены на защиту общества и не должны быть заблокированы. Это привело к изменению в отношении к наркопотребителям. “Если наркопотребители соглашались на лечение, то к ним относились как к пациентам, а не как к преступникам”, – сказал Радфар.

Изначально чистые шприцы и терапию метадоном начали оказывать потребителям наркотиков в иранских тюрьмах, где наркозависимость процветает. Когда эти программы только начали функционировать, власть поняла, что освобожденным заключенным некуда было обратиться, чтобы продолжить лечение. После этого правительство создало более 200 государственных клиник, а так же были открыты более 1000 частных клиник, которые предоставляли лечение метадоном. Даже в таких странах, как Австралия, Канада и США, заключенным сложно получить метадон или стерильные шприцы. До недавнего времени США отказывались финансировать программы по обмену шприцев, в рамках которых наркопотребители получают чистые шприцы в обмен на использованные.

“Иран – это, безусловно, модель для всего мира, в некоторых отношениях”, – сказала Саси Маклин (Susie McLean), старший консультант по вопросам ВИЧ и наркозависимости из Международного альянса по СПИДу. “Никто никогда бы не подумал, что они сделают предоставление услуг “торчкам” приоритетом”. Тем не менее, Маклин отметила, что страна еще далека от совершенства, и инициативы по-прежнему нуждаются в расширении до гораздо больших масштабов. Есть также отдельные проблемы с поставкой метадона, а сервисные службы иногда распределяться по стране неравномерно.

Хотя чиновники по-прежнему проводят исследования, чтобы выяснить, сколько людей в Иране имеют ВИЧ, они заявляют, что политика страны, вероятно, значительно сократила передачу вируса. Тем не менее, количество ВИЧ-положительных растет, и в 2008 году, по оценкам министерства здравоохранения, в Иране было от 70 тысяч до 100 тысяч человек с ВИЧ. Учитывая, что все больше случаев ВИЧ в настоящее время появляется не среди потребителей наркотиков, эксперты говорят, что настало время для борьбы с ВИЧ-инфекцией в других уязвимых группах населения – среди геев и секс-работников. Пока Иран не предпринимает попыток защитить их, и гомосексуальность, супружеская неверность и проституция остаются незаконными. Презервативы распространяются в тюрьме, но только для супружеских свиданий. Президент Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad) заявил, что в стране нет геев, и соответственно нет инициатив по СПИДу, ориентированных на мужчин-геев или секс-работников. Если Иран намерен остановить эпидемию СПИДа, это может стать преградой.

“Многое из происходящего в Иране неоднозначно, но это, судя по всему, не мешает им бороться с распространением ВИЧ”, – заметил Джерри Стимсон (Gerry Stimson), исполнительный директор Международной сети снижения вреда. Стимсон посетил клинику заместительной терапии, которая находится в иранской тюрьме недалеко от Тегерана. Он был впечатлен чистотой тюрьмы, иранскими коврами и бесплатными презервативами, но признал, что ему, вероятно, показали самые лучшие помещения. “Они добились хорошего прогресса в том, чего мы никогда от них не ожидали”, – сказал Стимсон. “Но я все равно не хотел бы оказаться в иранской тюрьме”.

talkingdrugs.org по материалам AIDS.ru
Автор | 2010-06-08T06:01:56+03:00 8 июня, 2010|Международный опыт ЗПТ|Нет комментариев

Об авторе:

Оставить комментарий