ВКЛАД ПАЦИЕНТОВ ЗПТ В ДРАМАТИЧЕСКУЮ МЕДИЦИНУ

 Диалог у дверей в кабинет ЗПТ:
– Вася, ты новенький? Ну, как самочувствие?
– Класс, бомба, красота! Петлять не надо, всякую отраву по венам гнать уже не надо…
– А-а, ну ничего… подожди… скоро тебя тут развратят…

Уже через месяц Вася с удручающей регулярностью сразу после программы торопится в аптеку за димедролом. Человеческая глупость и наркоманская ненасытность одинаково безграничны. Из года в год многие (как это ни печально, но давайте смотреть правде в глаза!) пациенты ЗПТ вместо того, чтобы социализироваться, лечиться, восстанавливать отношения в семье, учиться, наконец! – тупо и неумолимо пытаются любой ценой, любыми средствами, но торчать! – нюхают, глотают, колют все подряд, приобретая тяжелую токсическую энцефалопатию, передозируются анксиолитиками, инвалидизируются и попросту загоняют себя в гроб, довершая аптечным «догоном» то, что не доделал уличный наркотик до прихода на ЗПТ.

То, что еще уцелело от воздействия «крокодила», «винта», героина, окончательно убивается димедролом, лирикой и длинным списком аптечных препаратов, используемых, мягко говоря, не по назначению. Кроме того, ЗПТ частенько используется… как прикрытие, или как своеобразный спасательный круг на случай, если не удастся достать чего-нибудь эдакого… высокоэйфоричного! На сайте в Донецке были пациенты, намеренно остающиеся на низких дозах препарата (10, 25, 35 мг метадона, обязательно ниже 50 мг). Мотивация была проста и бесстыдна – метадон в дозировке ниже 40 мг не блокирует действия других опиоидов. Вот и получается и Богу свечка, и черту кочерга. И на программе вроде бы, и поторчать при случае получается.
Препараты ЗПТ низкоэйфоричны: слабая «тяга» ощущается лишь в первый месяц приема. Потом эйфория перестает появляться после приема. Вот тут-то и начинаются попытки обойти это, обмануть свой организм и своего лечащего врача, естественно. Хочется кайфа!.. И тут в ход начинает идти аптека.

Амитриптилин, тяжелый трициклический антидепрессант, который в психиатрии считается морально устаревшим, дающий массу побочных эффектов, но зато очень дешевый – кушают лошадиными, летальными дозами – от 4–5 до 20–30 таблеток за прием. Как следствие – тяжелая одышка, сердечно-сосудистая недостаточность и ортостатическая гипотензия (так называемый «собачий приход»).
Гидазепам стоит дороже и не все могут его себе позволить, но все равно его лопают десятками. В моду вошел неогабин (прегабалин, лирика) – 15 гривен капсула: привыкание и пристрастие возникает быстро, кроме того, весьма неприятный синдром отмены. Кое-кто предпочитает баклофен, кто-то «тропик». При длительном употреблении – атрофия глазного нерва. Плата за «догон» – слепота. Дороговато, не правда ли?
Теперь о фармакологических нонсенсах и курьезах. Сульфокамфокаин. Добавляется во все – в «ширку», первитин, а также в чистом виде, причем в немыслимых дозах. Я однажды наблюдала, как одна барышня употребила за 2 часа 40 ампул внутривенно. Цель употребления просто непостижима. Никто не смог объяснить мне, какие такие восхитительные ощущения вызывает данный препарат; сама я, конечно же, пробовать не стала. Налбуфен, причем не в чистом виде, а с лидокаином в одном шприце! Я искала этому феномену рациональное объяснение, даже консультировалась с одним знакомым профессором с кафедры фармакологии медицинского университета, но назначение лидокаина в смеси с налбуфеном – загадка и для профессора тоже. К счастью, налбуфен не сочетается с метадоном и это безумие не актуально для ЗПТ. Но хорошо, если страстно жаждущему кайфа пациенту ЗПТ известно о несовместимости этих препаратов. А если нет?

Мидриацил и тропикамид, глазные капли. Добавляются во все инъекционные наркотики, употребляются внутривенно, а если совсем дурак, то в чистом виде. Для любителей атропиноподобных веществ, то бишь чтобы быть в состоянии объевшегося белены крупного рогатого скота. Несколько лет назад было поветрие, эпидемия. Сейчас, слава Богу, в большом дефиците, но отдельные личности вспоминают эту дрянь с нежностью.
Но безусловно, самой большой, самой больной, самой животрепещущей проблемой всех сайтов ЗПТ является димедрольная зависимость. Причем эта зависимость является специфической именно для данной социальной группы. За пределами ЗПТ наркозависимые никогда не употребляют димедрол таким способом и в таких дозировках. Да, димедрол используют как и пипольфен, для усиления действия опиатов. Одна или две таблетки (0,05 – 0,1 мг) толчется и добавляется в ацетилированный опий, да и то, это делает примерно 30 – 40% употребляющих инъекционные наркотики. Не всем нравятся некоторые побочные эффекты, кроме того, возникает привыкание, потом без димедрола наркотик не ощущается; также абстинентный синдром проходит тяжелее (сильнее «крутит»). А на сайте ЗПТ легче перечислить тех, кто не «догоняется», потому что большинство «сидит» на димедроле. Димедрол ампулированный, димедрол таблетированный реже.

Внутривенно вливается астрономическое количество – до 400 кубиков в сутки, в среднем от 40 до 100 ампул. Поэтому большим спросом пользуются двадцатикубовые шприцы. Очень популярны коктейли. К димедролу, прямо в шприце, добавляются таблетки сонната (сонована, зопиклона), амитриптилин и сердалуд или тизелуд, миорелаксант с выраженным седативным эффектом. Раствор практически не фильтруется, так и вводят в вену вместе со «снежком» (так называют муть от наполнителя). Состав коктейля варьируется в зависимости от количества наличных денег и ассортимента аптеки. Хотя димедрол относится к списку Б, то есть это лекарство, которое должно продаваться строго по рецепту врача, некоторые аптечные работники пренебрегают правилами в погоне за наживой. Наверное, в каждом городе есть своя печально известная аптека, где можно купить весь джентельменский набор. Только плати. По моему мнению, одной из важнейших задач пациентской инициативной группы сайта ЗПТ должна стать борьба с этой язвой и превращение его в зону, свободную от димедрольного и прочего «догона». Нужно разработать четкий план, привлечь родителей пациентов ЗПТ, СМИ, прокуратуру, наконец, и прикрыть это безобразие. Вы помните километровые очереди в «трамадольные» аптеки? Какая мощная «крыша» была у торговцев трамадолом, но ведь нашлись неравнодушные люди и смогли добиться того, что прикрыли эту кормушку! Когда я писала эту статью, мне рассказали еще об одном варианте димедрольного «догона».

Оказывается, в аптеках есть в продаже ректальные свечи, содержащие анальгин и димедрол. Голь на выдумки хитра! Наши народные умельцы скупают их, помещают, к примеру, в эмалированную кружку, добавляют воды и кипятят. Потом охлаждают, чтобы застыл наполнитель, набирают в шприц и употребляют внутривенно. В результате – передозировка анальгином, так как данную нежелательную примесь отделить невозможно, и, довольно часто, токсико-аллергическая пирогенная реакция («труханка») из-за частиц наполнителя, попавших в организм. Воистину, производители этих свечей не предполагали, что кто-то станет их кипятить и колоть в вену, свечи предназначались совсем для другой цели!

Есть такой термин – подростковый поисковый полинаркотизм, это когда подростки пробуют всевозможные вещества для достижения любого состояния, лишь бы только не нормального. Но ведь «подростковый» же! А тут дяди под сорок лет, если не старше…Что это, инфантилизм? Или безнадежное застревание в прошлом?

Елена КУРЛАТ

Славянск

Автор | 2018-07-01T14:40:27+00:00 Июль 1st, 2018|ЗПТ в Украине, Реальные истории|Нет комментариев

Об авторе:

Оставить комментарий