Меню


Форма входа

Обзор ситуации

Заместительная терапия в Полтаве

В Полтаве более 250 человек проходят так называемую заместительно-поддерживающую терапию (ЗПТ), в рамках которой наркозависимые бесплатно получают специальный препарат метадон, который относится к опиоидам. Организаторы программы ЗПТ утверждают, что это помогает избавиться от употребления нелегальных наркотиков, уменьшает преступность и распространение опасных болезней. Кроме того, помогает вернуть заядлого наркомана к нормальной жизни. Но есть и другие мнения, что такая терапия только увеличивает количество наркоманов, не уменьшая их проблем.

 

Защитники программы ЗПТ утверждают, что метадон помогает избавиться от криминала, распространения ВИЧ/СПИД и употребления уличных наркотиков.

Про плюсы программы ЗПТ рассказывает руководитель программы ЗПТ в Полтавском регионе.

 
– Программа – это не нововведение, не какие-то опыты. Это достаточно действенная программа, которая на протяжении 40 лет во всех цивилизованных странах мира помогает с решением проблемы наркомании, – рассказывает Олег Дымарецкий, руководитель психосоциальной службы программы заместительной  поддерживающей терапии в Полтавском регионе, представитель благотворительной организации «Світло надії».  – В Украине первые проекты заместительной терапии начались с 2003 года. Тогда многие были против такой терапии, не была готова законодательная база, так как используются препараты, которые относятся к различным запрещённым группам. Так же было непонятно, готовы ли сами люди, которые страдают наркоманией, воспользоваться такой программой.

 
В Полтавском регионе такие программы реализуются с 2006 года.

 
– На сегодняшний день на основе препарата метадон и бупренорфин в рамках заместительно поддерживающей терапии (ЗПТ) действуют программы, которые помогают сотням людей. Законодательная база позволяет использовать эти препараты на территории Украины, чётко прописаны методические рекомендации с функциональными обязанностями людей, которые реализуют эту программу. Ведение такой терапии имеют право осуществлять только те учреждения, которые имеют государственную лицензию на использование прекурсоров, психотропных и наркотических веществ, – рассказывает Олег Дымарецкий.

 
Бесплатная программа заместительной терапии проводится в Полтаве совместно с областным наркологическим диспансером, который предоставляет медицинскую помощь, медицинские препараты, подбор и корректировка дозировки. Также поддерживает программу Полтавский областной СПИД-центр и Полтавский противотуберкулёзный диспансер, и Международный альянс по вопросам ВИЧ/СПИДа.


– Бупренорфин – это блокиратор опиатных рецепторов человека, то есть он блокирует рецепторы, которые отвечают за состояние наркотического опьянения и человеку не нужно принимать наркотики, так  как он ничего не почувствует, никакой эйфории. Метадон немного другого действия и намного сильнее. Он не блокирует опиатные рецепторы человека, а заполняет их. При корректировке дозировки и участии нарколога человеку становится незачем ходить по улицам, заниматься криминалом и доставать различные вещества, – рассказал Олег Дымарецкий. – Когда человек принимает метадон, он находиться в адекватном состоянии, спит, ест, не чувствует абстинентного синдрома отмены (ломки), может работать и жить обычной жизнью. Постепенное повышение дозировки не нужно. Привыкания, или так называемой толерантности к препарату нет.

 
Стать участником программы могут не все.

 
– В первую очередь в программу принимаются наркозависимые с большим стажем наркотизации (5 лет и более), люди с ВИЧ-статусом, семейные пары, особенно те, которые готовятся стать родителями. Людям с большим стажем наркотизации дают возможность стать участником программы, потому что за эти годы он скорее всего уже пробовал бросить разными другими путями, но это не сработало. Тогда зачем назначать ему повторно то, что не подействует?

 
Главная цель программы ЗПТ не полное избавление от наркотиков, а снижение вреда от их приёма.

 
– Существует множество программ снижения вреда, в рамках которых, например, раздают шприцы наркозависимым. Общество не всегда понимает такое. Но это важно, если человек всё равно принимает наркотики, то пусть он делает это безопасно. Он может подвергнуть опасности множество людей, потому выдаются чистые шприцы, чтобы не распространялись болезни, такие как гепатит, ВИЧ. Программа ЗПТ берёт свои корни тоже от программ снижения вреда. Если человек употребляет наркотики, то пусть он это делает не каким-то грязным препаратом непонятным, а сертифицированным и под  наблюдением врача. На сегодняшний день только 6% наркоманов, из тех., что обратились за помощью в различные центры, остаются трезвыми. Остальные 94% возвращаются к употреблению. А значит наносят вред обществу – воруют, используют грязные шприцы, теряют семьи, умирают на улицах. На это нельзя закрывать глаза. Такие люди существуют, потому программа ЗПТ может помочь сделать жизнь наркозависимого и жизнь окружающих безопаснее. Некоторым участникам программы ЗПТ удаётся совсем избавиться от наркозависимости. Но процент таких невелик,  – рассказал Олег Дымарецкий. – Естественно есть люди, которые за, и которые против такой программы. Я хотел бы объяснить, что программа ЗПТ не ставит главную цель – полное избавление от наркотиков. Когда мы берём человека в программу, мы понимаем, что у него уже не получилось это сделать и было много попыток. Человек не может по-другому, он болеет. Главная задача – улучшение жизни и безопасность окружающих путём уход от приминала, от приёма нелегальных наркотиков, путём восстановления социальных связей. И возможно потом, как следствие, полный отказ от наркотиков. Но на это требуется много времени. Не меньше двух лет, когда человек становится уже социально стабилен.

 
В Полтавской области 400 человек – участники программы ЗПТ, из них в Полтаве – 250 человек.

 
– Это значит, что 250 человек в Полтаве перестали воровать, разносить болезни, многие начали работать, даже завели семьи. Из них 10, благодаря программе, поддерживают полную трезвость, отказавшись даже от препаратов терапии, – рассказал Олег. – Другие программы так же важны. Должны в совокупности поддерживать этих людей и реабилитационные центры, и анонимные сообщества. Должна быть связь между этими всеми организациями. Так же должна быть связь с консультантами-психологами, должна идти работа с родственниками. Все программы должны быть задействованы. Нельзя говорить, что какая-то программа хуже или лучше. Чем больше программ, тем больше у человека шансов. А если эти программы связаны между собой, то это ещё лучше. То есть человек не выпадет на улицу. Его подхватит другая команда и будет решать его проблему.
 

Противники программы ЗПТ утверждают, что она только приводит к новым проблемам, а не избавляет от старых.

Существуют и другие мнения на счёт метадоновой заместительной терапии.

Метадон для лечения наркозависимости применяют в 60 старанах Америки, Западной  и Восточной Европы.  Не признают такое лечение Россия, Туркменистан и Таджикистан.

Но в мире до сих пор идут споры, помогает ли метадон или просто увеличивает количество зависимых от этого вида опиода.

Противники метадоновой терапии утверждают, что участники программы ЗПТ испытывают быстрое привыкание к метадону и им требуется повышение дозы. Вследствие чего они снова идут на преступления. При чём передозировка часто приводит к смерти.

Так же участники программы могут не прекращать употребление других тяжёлых нелегальных наркотиков, и как следствие, не прекращают совершать преступления.

Кроме этого, противники ЗПТ подчёркивают, что у участников метадоновой программы вообще отсутствует мотивация бросить наркотики и за границей наркозависимые по 20-30 лет являются участниками программы ЗПТ.

Таким образом, противники ЗПТ отрицают все плюсы, которыми оперируют сторонники метадоновой терапии.


В то же время защитники программы говорят, что для людей, которые и так уже стоят на грани жизни и смерти, такая программа – это единственный выход из положения.

– Да, этот препарат не всегда решает проблему зависимости, зато он решает много других проблем. Человек, у которого полностью разрушена жизнь, не может за один день прозреть и избавиться от зависимости, и начать выздоравливать в руинах. 28 дней в реабилитационном центре тоже в таких запущенных случая не помогут, так как человеку надо будет вернуться из центра куда-то. А если вернуться некуда и не к кому, то он снова вернётся к наркотикам, – говорит Олег Дымарецкий.

 

Что говорят сами участники программы ЗПТ

 
33-летний полтавчанин Виталий Малько рассказывает, что ему дала заместительная терапия. Виталий принимал наркотики с 17-ти лет. Для того, чтобы достать деньги, начал воровать. В итоге два раза попадал в тюрьму и пробыл там, в общей сложности, 10 лет.

 

– Когда вернулся во второй раз из тюрьмы, то вернулся к старым делам, то есть к наркотикам. В один момент я понял, что или снова сяду в тюрьму или на кладбище поеду. А в тюрьме тоже дорога одна. Там и туберкулёз, и ВИЧ. В тюрьме же один шприц человек на 10. Поэтому я понял, что нужно что-то менять в жизни. И тогда услышал про эту программу. Пошёл узнать, хотя и не верил, что мне это поможет. Это было в 2008 году. Я стал на очередь на программу ЗПТ и мне перезвонили. Когда я впервые выпил таблетку, через полтора часа я почувствовал, что моё самочувствие улучшилось и мне не нужно было колоться. Я перестал воровать, не нужно стало тратить много денег на наркотики, стало больше свободного времени, появились друзья, начала налаживаться жизнь, я начал встречаться с девушкой. Моя жизнь полностью изменилась. Через три недели приёма метадона я начал играть в футбол. Я всегда его любил, а тут появилась возможность поиграть. Моя физическая форма стала лучше, я поправился.  Однажды я попробовал уколоться, когда был на метадоне. Никакого эффекта. Нет ни, так называемого, прихода, ничего. Поэтому нет смысла тратить деньги. От метадона есть лёгкий эффект, но совершенно не такой, как от наркотиков. Ты уже начинаешь думать о серьёзных вещах, о быте, о том, как устроить жизнь, семью. Вобщем, чувствуешь себя совершенно нормально и наркотиков не хочется.

 
Виталий уже три года участвует в программе ЗПТ.

 
– Чтобы отойти от старых друзей, я больше года ходил в «Світло надії» и сидел там, в нарды играл, чай пил, меня просили что-то помочь. А потом мне предложили работу. Сейчас я работаю в этой организации, помогаю другим людям. Первые полгода работал бесплатно на волонтёрских началах. А потом на полставки, позже – взяли на полную. Я доволен своей жизнью. Я не употребляю спиртное, наркотики, не совершаю криминал, играю в футбол по выходным, утром бегаю со своим ротвейлером. У меня стабильный заработок, есть девушка, с которой я живу, которая, кстати, знает о моём прошлом. Я раньше не понимал, что трезвой жизнью можно наслаждаться.

 
Виталий рассказал, что уже 15 своих друзей и других наркозависимых привёл в программу.


 
– Я привёл своего друга Сашу. Первое время ходил с ним, помогал. И у него тоже наладилась жизнь. Он устроился на работу, у него появилась девушка. А до этого он больше 15-ти лет был в, так называемой, системе. Он был более 100 раз в психбольнице, я думаю, это о чём-то говорит. Родители сейчас души в нём не чают и когда я прихожу в гости, благодарят меня за то, что подсказал и помог. Люди видят, что у меня налаживается жизнь, и сами хотят попробовать. Так на моём счету уже более 15-ти человек, которые смогли наладить свою жизнь.

 

 

Материал с сайта kolo.poltava.ua