Меню


Форма входа

Купи себе немного лобби

С. Глузман Руководитель Ассоциации психиатров Украины
Семен Глузман, руководитель Ассоциации психиатров Украины

В терапии тела, если нога поражена неизлечимой болезнью, ее ампутируют, отрезают. И ставят протез, чтобы человек мог максимально удобно продолжать активную жизнь. В терапии души, пораженной наркотиком, таким протезом является заместительная терапия. Грустная правда, правда о признании в беспомощности...


Первого в своей жизни наркомана я встретил в городе Золотоноше Черкасской области. Был я тогда студентом медицинского института, проходил практику в системе местной скорой помощи. Однажды наша белохалатная бригада приехала к необычному пациенту, сравнительно молодому человеку, которому наш доктор без всякого осмотра и предварительного разговора ввел наркотик. Так я впервые узнал, что некоторые состоящие на медицинском учете наркоманы получают свою дозу вполне легально и регулярно.
 
Именно поэтому я хорошо понимаю обоснованность так называемой заместительной терапии. Разумеется, никакой терапией (т. е. лечением) она не является, а является попросту легальной выдачей наркотиков самим государством. Существуют, как минимум, два серьезных соображения, позволяющие нам, законопослушным украинцам, согласиться с легальной выдачей наркотиков тем нашим молодым согражданам, которые жить без этого не могут. Во-первых, получив легальный наркотик, они будут явно меньше воровать и грабить. Во-вторых, — не менее важное — есть серьезные шансы остановить эпидемическое распространение вируса СПИДа в стране, где до 70% случаев вирусоносительства — от инъекционных наркозависимых.
 
Что поделаешь, нобелевской премии за эффективные методы избавления от наркозависимости пока не присуждали. Приходится бороться с этим злом различными непрямыми методами. Заместительная терапия — один из них. Поясняю: в терапии тела, если нога поражена неизлечимой болезнью, ее ампутируют, отрезают. И ставят протез, чтобы человек мог максимально удобно продолжать активную жизнь. В терапии души, пораженной наркотиком, таким протезом является заместительная терапия. Грустная правда, правда о признании в беспомощности... Но лучшего пока не придумали. Не только у нас, на Украине. Вообще не придумали.
 
Нам хотят помочь. Очень хотят. Уговаривают. Специально созданный для борьбы со СПИДом и туберкулезом в слаборазвитых странах Глобальный фонд предлагает бесплатно(!) снабдить нас одним из синтезированных для этой цели наркотиком под названием метадон. И мы согласились, Минздрав даже издал соответствующий документ о внедрении на Украине программы заместительной терапии. Но вот одно досадное препятствие осталось: категорически против Служба безопасности Украины. Оно и понятно, эти чекисты-кагебисты всегда против своего народа, им — лишь бы нам, рядовым украинцам, досадить. Все согласны, все ждут первых контейнеров с этим наркотиком из Канады, уже и помещения в областных наркологических центрах подготовлены, и люди в белых халатах готовы стать в приветственные шеренги всеобщего одобрямса... Только вот они, чекисты-кагебисты, всему помехой. Несмотря на нескрываемое дипломатическое давление, они против.
 
Первое, самое удобное объяснение для профессиональных патриотов (я уже и такое слышал, да еще с трибуны): «наши эсбэушники выполняют указания из-за границы, у них там настоящий хозяин».
 
Но существуют и другие объяснения. К сожалению, непубличные. О них принято говорить шепотом. Или в тишине укрытых от соглядатаев кабинетов. Информация достаточно тривиальная — о лоббировании и его цене. Знаю ли что-то я? Разумеется, знаю. Не все, но многое. Знаю, но не скажу. По простой причине не скажу: нет у меня телохранителей, статусом и деньгами не вышел. Я, рядовой налогоплательщик, вправе требовать, чтобы эта информация была обнародована (или передана в прокуратуру, что логичнее) всезнающими Министерством внутренних дел и Службой безопасности Украины, существующими на мои деньги.
 
Метадон — заместитель героина. Для того и был создан, чтобы помочь героиновым наркоманам. Вот только незадача: на Украине героиновых наркоманов совсем мало, деньгами мы не вышли, все больше садимся на самодельную ширку, по составу и воздействию весьма далекую от чистого героина. И об этом категорически молчат всевозможные метадоновые лоббисты. Как молчат и о том, что не коснется эта заместительная терапия весьма и весьма многочисленных клеевиков, трамадольщиков и прочих колёсников.
 
Молчат и о другом. На Украине достаточно успешно применяют другой заместитель — бупренорфин. Он безопаснее, его применение легче контролировать. Кстати, в некоторых странах специалисты всерьез дискутируют о необходимости включения в заместительную терапию самого героина, поскольку метадоновые программы оказались не очень эффективными...
 
А кто будет оплачивать метадоновую программу на Украине спустя несколько лет, когда добрый Глобальный фонд прекратит свое финансирование? Мы, налогоплательщики? Об этом лоббисты не думают...
 
В тотально коррумпированной стране метадон опасен. Потому что фактически внедрение на Украине метадоновой программы означает банальную легализацию наркотиков. Опасность не в таблетках, а в руках. Все в тех же руках (подробнее досье в МВД и СБУ). Нам, по-видимому, мало того, что многие наши оперуполномоченные реально крышуют наркопроизводителей и наркодилеров, что наши черноземы все в большем количестве производят сырье для ширки, превращая Украину в устойчивого экспортера нелегальной наркоты.
 
...Мой давний знакомый Джон Тедстром, бывший высочайший чиновник Совета национальной безопасности США и профессионал соответствующего профиля, сегодня возглавляет Глобальный фонд. Т. е. стал экспертом по проблеме наркотиков и СПИДа на Украине и лоббирует метадоновую программу. Другой, наш кандидат философских наук, является главой отделения Глобального фонда на Украине. Также эксперт. А вот я, врач-психиатр, не эксперт, а досадная помеха, препятствие... Как многие подобные мне психиатры, наркологи, юристы, родители наркозависимых.
 

В стране, где не существует ни одного(!) общедоступного реабилитационного центра, оказывающего помощь бесплатно, государство не имеет права на внедрение метадоновой программы. По простой очевидной причине — заместительной терапии должна предшествовать программа реабилитации. Иначе ситуация будет выглядеть так: за банальным вывихом лодыжки будет следовать ампутация ступни и ее протезирование. Без стадии обязательного консервативного лечения. Мы и на это согласны?

izvestia.com.ua