Меню


Форма входа

Реальные истории

ВМЕСТЕ ЛУЧШЕ! Ассоциация «ДЖАМП 93»

 Наша ассоциация появилась на свет после долгих лет тяжелых родовых схваток. Она была основана в 1993 году как первая в Польше Ассоциация клиентов метадоновых программ «Новый путь» («New way») имени Збышека Тиля, но в то время она не принесла никаких положительных результатов. Ее члены не смогли достигнуть согласия друг с другом по поводу деятельности и приоритетов. В результате этих проблем возникли долги, разочарования, взаимные обвинения и, как следствие,  - временная приостановка деятельности.
 С того времени мы несколько раз пытались возродить нашу ассоциацию совместно с другими метадоновыми программами, но основной проблемой оставались сами участники. Различные ожидания в отношении деятельности, отсутствие 15 членов-учредителей, которые были бы сильно вовлечены в работу, и, наконец, борьба за власть сделали невозможным не только завершить процедуру регистрации, но и провести встречу учредителей. Некоторые люди были очень мотивированы, но... только чтобы извлечь пользу из финансовых возможностей, которые предвиделись в будущем, то есть подарки, гранты и другое.

К счастью, прошлой весной был достигнут прогресс. Пациенты одной из метадоновых программ объединились в команду. Они хотели вместе преследовать цель улучшения качества лечения и возобновить существование ассоциации на искренних началах. Когда мы случайно узнали, что XVIII Конференция по снижению вреда пройдет в Варшаве, мы назначили встречу с людьми, которые могли бы помочь в решении нашей проблемы. Мы встретились с Яцеком Хармастом, который, как мы узнали, уже долгое время думал возродить «Новый путь» и объединить усилия метадоновых пациентов. Яцек - опытный сотрудник «Монара», защитник идеи снижения вреда, лично вовлечен в усилия по улучшению заместительного лечения в Польше.

Слава Богу, Яцек был так самоотвержен, энергичен, мотивирован и компетентен, что он сумел вдохновить нас в конце-концов встретиться и учредить Ассоциацию «ДЖАМП 93» без борьбы и межличностных противоречий. К сожалению, отсутствие штаб-квартиры и адреса, по которому мы могли бы зарегистрировать «ДЖАМП 93», откладывали завершение юридической процедуры регистрации в Национальном судебном реестре (KRS). Год ушел у нас на то, чтобы найти место для штаба. Мы все ближе и ближе продвигались к моменту завершения регистрации, и, вероятно, когда выйдет эта публикация, наша ассоциация уже будет полноправным, зарегистрированным по всем процедурам юридическим лицом.

Незавершенность формальных процедур не замедлила нашу работу. Это было время для усердной работы, установления контактов, когда мы пытались заявить о себе. Нам удалось связаться с другими ассоциациями, которые объединяли людей из поддерживающих метадоновых программ, таких как Хельсинкский фонд по правам человека и Студенческий центр юридического консультирования факультета права и управления Варшавского Университета.

Мы очень стараемся использовать наши возможности для улучшения доступности заместительной терапии в Польше. Мы участвуем во многих тематических конференциях, пишем статьи, делаем презентации и организуем дискуссии. Благодаря нашему участию в конференциях, мы уже подготовили почву для своего успеха. Сначала мы заявили о себе как Ассоциации «ДЖАМП 93» во время 1ой Конференции исполнителей метадоновых программ в Фаленте близ Варшавы, когда мы сделали презентацию «Заместительная терапия глазами пациента». Дискуссия, которая последовала за презентацией, показала, что те методы, которые мы выбрали для нашей работы и нашего пути, были верными. Мы также установили много хороших контактов. На конференции помимо «ДЖАМПА» были другие ассоциации пациентов из разных регионов Польши: «Вызволение» (Освобождение) из Кракова, «Феникс» из Лодзя и «Здоровье».

Мы стали партнерами в нашей борьбе за улучшения доступности этой формы лечения, за увеличения количества мест в существующих программах и за введение процедур, которые были бы более дружественными и ориентированные на потребности клиентов. Благодаря этому нас приглашают участвовать в различных встречах по этой теме. Мы писали статьи для журнала «MONAR na Bajzlu», с которым мы сотрудничаем с той конференции в Фаленте.

Нашим следующим важным достижением было участие в защите программы заместительного лечения в Старачовице, которую должны были закрыть, а в результате нашего вмешательства -  жалобы, письма и шумиха в СМИ -  стало возможным спасти программу от закрытия, а 30 человек — от возвращения к употреблению нелегальных наркотиков. Мы предприняли целенаправленную попытку открыть метадоновую программу в области Трех городов (Гданськ, Сопот и Гдыня). До сегодняшнего дня единственные  решения в области лечения предлагаются здесь центрами немедикаментозного лечения, которые, по нашему мнению, не дают желаемого результата при лечении зависимости. В этом регионе, несмотря на семилетние попытки врачей, заинтересованных в предоставлении заместительной терапии своим пациентам, до сих пор не существует успешной программы. Случай одного пациента в Гданьске, который несколько месяцев ездил в Краков (800 км) для получения бупренорфина, попал в центр внимания СМИ, медицинского сообщества, Национального бюро по профилактике наркозависимости и многих других организаций. Вышло несколько статей и интервью, были проведены экспертные встречи (с нашим участием). Все это, хочется верить, скоро приведет к тому, что в области Трех городов будут созданы учреждения заместительной терапии, чтобы никому не приходилось ездить в Краков или Варшаву за своим лекарством.

В такой большой стране, как Польша, с такой серьезной проблемой употребления наркотиков и количества потребителей, к сожалению, до сих пор многие зарегистрированные потребители остаются без доступа к метадону или другим заместителям. Дискуссии о том, законны ли методы, которые отличаются от немедикаментозных, все еще продолжаются. Достигает ли метадон ожидаемых результатов или нет... Какова цель этих дискуссий? Почему мы не можем признать точку зрения тех, кто сам прошел через эти программы? Весь мир и вся Европа считает метадон эффективным, в 10 раз более дешевым, чем затраты на активных потребителей наркотиков, он снижает преступность и риск новых случаев ВИЧ/СПИДа, вирусного гепатита С... Правительство Польши дало обязательство Европе, что до 2008 года это лечение будет доступным для 20% людей, которые в нем нуждаются, на деле это означает 7000 мест, это все же меньше, чем требуется.

Ужасает тот факт, что именно в 2008 году заместительная терапия предоставляется 1200 людям, иногда 1400. А что с остальными местами? В 2007 году в Варшаве были открыты два отделения, это добавило еще 200 к существующим местам. Но поверьте, что это не повод для чрезмерного энтузиазма, должно быть в 10 раз больше новых мест, и не только в Варшаве, а по всей стране. Конечно мы гордимся этими мужественными людьми, которые открыли новые программы, но где остальные программы?

В марте этого года Милена Найденова, вице-президент INPUD, Международной сети людей, которые употребляют наркотики, организации, представляющей интересы потребителей наркотиков во всем мире, посетила Польшу. Милена болгарка, родом из Софии, а живет в Бельгии. Она принимает метадон на протяжении последних 10 лет, сначала в программе в Софии, а затем в Бельгии. Она забирает свой рецепт у семейного доктора раз в месяц. Этот способ предоставления метадона дает пациентам возможность нормально жить, вернуться на работу или учебу и не бояться, что работодатель удивится, почему 2-3 раза в неделю во время перерыва на обед они убегают на час и во многих случаях задерживаются. В Польше большая часть программ выдают метадон только в фиксированные часы, не принимая во внимание тот факт, что пациенты скоро начнут ходить на работу или учебу.

Если вернуться к истории Милены, она приехала, чтобы тщательно изучить ситуацию в польских программах, их функционирование и подход к клиенту. После посещения Кракова, Лодзя и Варшавы она была разочарована положением заместительного лечения в Польше. Она выяснила даже, что дела обстоят хуже, чем в Болгарии, не говоря уже о Западной Европе. Мы не можем мгновенно изменить реальность метадоновых программ с помощью волшебной палочки . Но мы можем сделать это, упорно работая в сотрудничестве с другими организациями, и я надеюсь, что мы сможем добиться выработки общей политики в отношении заместительного лечения и профилактики зависимости от наркотиков.

Что касается нашей ассоциации, одной из наиболее важных ее целей является поддержка существующих программ заместительной терапии, открытие новых программ, а также поддержка людей, которые принимают решения возглавить такие программы. Мы стремимся разработать общую модель этих программ и изменить законодательство для блага развития программ. Требования получить страховку и зарегистрироваться по месту жительства, существующие сегодня в отношении перспективных клиентов, лишают бездомных доступа к программе. Но они нуждаются в этом лечении больше, чем другие из-за полного общего истощения: многочисленные заболевания (абсцессы, некрозы, инфекции), недостаточное питание, отсутствие стабильности и доступа к здравоохранению.

Вот почему мы хотели бы в будущем создать сеть убежищ и социальных гостиниц для бездомных людей, чтобы дать им шанс принимать лечение метадоном, а а также АРВ-терапию в качестве необходимой стабилизации в жизни. Это и замкнутый круг, и мотив для внедрения мест в социальных гостиницах, доступных для пациентов в регионах и районах, где работают метадоновые программы.

Мы хотели бы поднять проблему доступности заместительного лечения в тюрьмах. Несмотря на усилия по просвещению медицинского персонала тюрем, чаще всего происходит так, что пациенты метадоновых программ не получают свои лекарства, когда оказываются в тюрьме за преступления, совершенные в прошлом, когда они употребляли наркотики. Единственный положительный пример — это больница при Люблинской тюрьме, где метадон «следует» за человеком и наоборот. Мы можем только надеяться, что Люблин станет примером для всей страны. Ситуация с женщинами в тюрьмах даже хуже, потому что в этих учреждениях для них метадон не доступен. Мы хотели бы поддержать сотрудничество программ лечения, тюрем и служб здравоохранения. Существует необходимость заключить соглашения о том, что лечение начинается или продолжается в тюрьме и после выхода на свободу настолько близко к месту жительства, насколько это возможно. Важно, чтобы сотрудники тюрьмы лучше понимали, что зависимость от наркотиков — это болезнь, и что они должны лечить тех, у кого есть эта болезнь, а не наказывать их.

Как организация пациентов мы будем заниматься мониторингом и документированием случаев нарушения прав человека и прав пациента в отношении людей, которые являются клиентами метадоновых программ или потребителями наркотиков. Мы хотим предотвратить дискриминацию потребителей со стороны полиции, судов, больниц и медицинского персонала, социальных работников и других людей через просветительскую деятельность и вмешательства, если это потребуется.

Мы будем адвокатировать улучшение доступа к программам, заниматься профилактикой дискриминации и продвигать идеи снижения вреда.

Следующая проблема — это улучшение нашей профессиональной квалификации и повышение уровня образования. Мы хотим помочь метадоновым пациентам учиться, получать профессию, посещать различные курсы и тренинги. Это важная инициатива, потому что многим из нас не хватает образования из-за употребления наркотиков.  Некоторые люди закончили только начальную школу, не говоря уже об отсутствии профессии.

Наша ассоциация будет поощрять сотрудничество как внутри программ, так и между ними. Мы хотим, чтобы руководители метадоновых программ создавали функциональные и дружественные условия, чтобы такие программы стали мерами, которые помогают нам достичь наших целей, а не просто целей вообще. Если только некоторые пациенты будут продолжать иметь доступ к лечению, метадон будет оставаться целью, а не мерой, которая помогает человеку прийти к нормальной жизни, работе и хорошей семье...

Тот факт, что метадоновые программы так малочисленны, заставляет нас бояться, что однажды нас сделают «чистыми» (постепенно снижая дозу метадона до полной его отмены), и нам снова придется ждать многие годы, чтобы войти в программу, если болезнь возьмет вверх, и у нас произойдет срыв. Мы нашли возможное решение. Мы хотим создать такое место, где люди, желающие стать «чистыми» от метадона, могут провести несколько недель. В этот раз необходимо прийти в норму телесно и духовно. Отделения детоксикации предлагают программы, которые слишком короткие (лишь 10 дней), таким образом, пациенты находятся в плохом состоянии с повторяющимися синдромами отмены, которые могут привести к рецидиву зависимости.

Для нас очень полезно работать в нашей ассоциации, это приносит удовлетворение,  и даже очень маленькие успехи улучшают нашу самооценку и сами по себе доказывают нам, что мы нужны. За многие годы употребления наркотиков мы научились избегать трудностей и легко сдаваться, если у нас что-то не получается. Наш дух остался слабым с тех времен, когда мы употребляли наркотики, и сегодня это влияет на наше участие в метадоновых программах. После первого периода увлеченности нашей трезвостью мы столкнулись с реальностью, которая не так прекрасна, как мы этого ожидали, и некоторые из нас закончили злоупотреблением алкоголем и незаконными наркотиками, что запрещено в программе. Некоторые не увидят для себя выхода и сдадутся, в то время, как другие справятся, избегут апатии. Все, кому повседневная жизнь показалась скучной, захотели измениться, они пришли в ассоциацию, либо с помощью семьи и друзей нашли свой способ измениться в работе или учебе.

Все люди, которых не устраивала их повседневная жизнь и кто искал перемен, пришли в ассоциацию либо сами, либо с помощью своих друзей или семьи. И они нашли свой способ измениться для работы или учебы.

В нашей ассоциации «ДЖАМП 93» наши еженедельные встречи и наши цели вдохновляют нас и требуют нашего собственного роста. Что нас больше всего мотивирует — это люди, которые нас поддерживают. Многие годы люди смотрели на нас с презрением, отвращением или страхом, но сейчас многое изменилось к лучшему. Сейчас мы партнеры, с которыми общаются с уважением, доверием, к которым относятся позитивно. Благодаря этому мы чувствуем себя ответственными, наша самооценка улучшается. Мы считаем, что путь, который мы выбрали, - верный, и мы стали более открытыми и надежными, мы растем и развиваемся, так что старый механизм бегства больше не вступает в действие. Оказывается, что мы движемся вперед, помогая другим решать похожие проблемы и преодолевать трудности. Таким образом, мы сами становимся сильнее, становимся значительными и полезными, так что спустя многие годы наши мечты быть достойными людьми воплотились в жизнь.

Марта Гашиньска