Меню


Форма входа

Международный опыт

ЗПТ. Эфективность затрат на ЗПТ.

    Нам часто по поводу ЗПТ приходится слышать причитания некоторых горе-политиков о том, что в стране тратятся деньги на наркотики для наркоманов, тогда, как у нас нет денег на лекарства больным детям (старикам, чернобыльцам и т.д. - на выбор). Нам говорят, что мы не настолько богаты, как Америка или Европа, чтобы оплачивать наркоманские прихоти.                                                                                           Соответствуют ли такие утверждения действительности?  Есть ли смысл "тратить" государственные бюджетные деньги на наркозависимых? И действительно ли Америка и Европа решили "выбрасывать" свои бюджетные деньги на ветер?                                                                                                                            Оказывается, что на самом деле все обстоит как раз НАОБОРОТ. На Западе все привыкли хорошо считать свои деньги и они не выкинут ни цента, не будучи при этом уверены, что каждый потраченный доллар принесет прибыль.  О чем говорит международный опыт применения заместительной поддерживающей терапии?                                                                                                                                                       Вот что, к примеру, говорится в совместном докладе Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), Управлении ООН по наркотикам и преступности (УООННП) и Объединенной Программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) 2004 года.                                                                                                                                                                                 "Заместительная поддерживающая терапия - безопасный и ЭКОНОМИЧЕСКИ ОПРАВДАННЫЙ метод лечения опиоидной зависимости. Многократные строгие оценки этого метода наглядно продемонстрировали, что такая терапия является ценным и важным компонентом эффективного ведения пациентов с опиоидной зависимостью и профилактики инфицирования ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков.

   Заместительная поддерживающая терапия приносит пользу больным опиоидной зависимостью, стабилизируя их состояние, улучшая общее благополучие и социальное функционирование. У лиц, получающих заместительную терапию, наблюдается существенное улучшение физической и эмоциональной сторон их жизни, а также взаимоотношений с другими людьми. Кроме того, повышается их способность вносить ЗНАЧИМЫЙ ВКЛАД В ЖИЗНЬ БЛИЖАЙШЕГО ОКРУЖЕНИЯ и ОБЩЕСТВА В ЦЕЛОМ.                          В разделе данного доклада, посвященного непосредственно ЭФФЕКТИВНОСТИ ЗАТРАТ на ЗПТ говорится буквально следующее:

                                43. Лечение опиоидной зависимости эффективно способствует 

                                     сокращению употребления запрещенных опиоидов, а также 

                                     обусловленных ими медицинских и социальных издержек. 

                                    Такое лечение обходится гораздо дешевле альтернативных 

                                    вариантов, которые могли бы состоять, например, в том, чтобы 

                                    не лечить людей с опиоидной зависимостью или заключать их 

                                    в тюрьмы.

                               44. Согласно умеренным оценкам КАЖДЫЙ ДОЛЛАР,                                                                                                                                                                                                                                                           вложенный в программы лечения опиоидной 

                                    зависимости, может сохранить государству и обществу                                                                                                                                                                                                                                                                  по ЧЕТЫРЕ - СЕМЬ долларов 

                                    только благодаря таким факторам, как снижение потерь, 

                                   причиняемых преступностью, связанной с наркотиками, 

                                   и вызванных кражами и грабежами, а также сокращение 

                                   расходов на уголовное судопроизводство. Если учесть еще 

                                   и экономию на медицинской помощи, суммарная экономия 

                                   может превысить затраты в соотношении 12:1.                                                                                                                                                                                                                                                              ДВЕНАДЦАТЬ ДОЛЛАРОВ ПРИБЫЛИ К ОДНОМУ ЗАТРАЧЕННОМУ!!!                                                                                                                                                                                                                                    Вот такой может и должна быть экономическая отдача от внедрения ЗПТ в Украине. А ЭТИ ДВЕНАДЦАТИКРАТНО СЭКОНОМЛЕННЫЕ СРЕДСТВА И МОГУТ ПОЙТИ НА ЛЕКАРСТВА БОЛЬНЫМ ДЕТЯМ (старикам, чернобыльцам...)! При этом, чем больше пытаются экономить на программе, недоплачивая, недофинансируя ее в полном объеме, тем меньше эффект от ее внедрения. И кое-кто из этих политиков это прекрасно понимает. И именно таким способом пытается дискредитировать ЗПТ. Сначала всеми правдами и неправдами урезается финансирование программы. А потом нам говорят, что она "почему-то" не оправдывает наших ожиданий.                                                                                                                                 Все это делается вполне сознательно. Сознательно лоббируются интересы и доходы украинской наркомафии. Ведь именно она в первую очередь несет убытки от внедрения ЗПТ. В Украине 8 000 человек уже более пяти лет, как  прекратили покупать уличные наркотики. Наркодиллеры подсчитали свои убытки и забили тревогу. Особенно в том свете, что ЗПТ в Украине имеет тенденцию развиваться. Все больше людей понимают ту пользу, которую программа несет, как отдельным больным и их семьям, так и государству в целом. Единственные, кому она стала костью в горле, это те, кто вложил свои миллионные средства в наркобизнес. И убытки они нести не намерены.                                                                                                        И как рассматривать в этом свете последний плод творчества шестерых горе-политиков из ВР в виде законопроекта о запрете применения заместительных препаратов метадона и бупренорфина в ЗПТ? Сколько наркобароны готовы отдать, лишь бы закрыть программу, можно и подсчитать.                                              Каждый наркозависимый тратит в сутки на свое "лекарство" на точке у наркобарыги, как минимум 150-200, а часто и более, гривен.  Умножаем на 8 000 пациентов ЗПТ и получаем... 1 млн. 600 тыс. гривен В ДЕНЬ ! Или 48  миллионов гривен ежемесячно. А это 580 000 000 или ПОЛ-МИЛЛИАРДА ГРИВЕН в год. Причем взяты всего лишь минимальные затраты на наркотик. Это лишь тот минимум, который нам необходим, чтобы чувствовать себя нормально.                                                                                                                                                      Как видите, вся эта арифметика довольно проста и наглядна. Но нас пытаются запутать с помощью неизвестно откуда взятых цифр. А порой и взятых просто с потолка. Так в пояснительной записке к законопроекту по запрету заместительных препаратов, депутаты берут почему-то статистику смертности от передозировки метадоном по Соединенным Штатам. Это когда в Украине уже 8 лет работает своя программа ЗПТ и имеется собственная статистика. Почему же берутся Штаты? А потому, что у нас за все 8 лет существования программы не было НИ ЕДИНОГО случая передозировки метадоном на программе ЗПТ!! Такая статистика им не подходит. Зато в Штатах передозировок хватает. Правда не ЗПТ-шным метадоном , а уличным, кустарным, "барыжным". Именно тем, к которому нас и стремятся вернуть. Но об этом депутаты скромно умалчивают. Как и о многом другом...

ЗПТ в Украине и за рубежом

Газете Сегодня дал интервью Председатель Госслужбы Украины по контролю за наркотиками Владимир Тимошенко. В этом интервью он дал сравнительную оценку реализации программы у нас и за рубежом. В частности в Соединенных Штатах.                                                                                                                                            - Как вы относитесь к заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ), когда наркоману вместо привычного ему незаконного наркотика предлагают метадон в специальных пунктах?

- Да, у нас внедрена данная программа, лечат. Есть сторонники и противники этого метода. Однако мы побывали за рубежом, посмотрели, как там и поняли, что нам в Украине предстоит еще много работы. У нас пока, образно говоря, только обертка, а не сама суть программы. Дело вот в чем. Термин ЗПТ, как видите, состоит из слов «заместительная» и «поддерживающая» терапия. Первая часть у нас выполняется. Вместо нелегального наркотика больному дают легальный (метадон или бупренорфин), который снимает «ломку», но не дает ощущения эйфории. То есть один наркотик заместили другим.

А вот поддерживающая часть на Западе поставлена гораздо лучше, чем у нас. Там специалисты-психологи работают не только с самим пациентом (потому что, кроме физической зависимости от наркотиков есть и психологическая), но и с его близким окружением.

Помогают также в социальной реабилитации, то есть дают возможность вернуться в нормальное общество, найти работу или учебу. Немцы, например, смотрят на это дело очень практически. Вот был наркоман, до 30 лет не приносил пользы, а потом, благодаря ЗПТ, пошел на работу, стал платить налоги. Значит, усилия затрачены не зря.  У нас очень сложная проблема – изменить отношение к проблеме, преодолеть неприязнь общества к наркоманам.

Также важный момент: надо следить за человеком, чтобы он не употреблял одновременно других наркотиков, кроме легальных. На Западе для борьбы с таким явлением устраивают выборочный контроль (причем угадать, кого и когда будут проверять, нельзя, это определяет компьютер методом случайных чисел). Наркомана просят пройти в специальную комнату и сдать экспресс-анализ мочи. Моментально видно, что и когда он употреблял.

Если же врачи видят, что человек не нарушает правил и добросовестно выполняет все предписания, то ему демонстрируют доверие: предлагают не ходить в пункт ЗПТ ежедневно (а это, порой, затратно и отнимает много времени). Наркоману говорят: вот тебе запас препаратов на 3 дня, принимай их сам, ведь ты заинтересован в этом, мы верим, что обманывать нас не будешь. Впоследствии этого человека также выборочно проверяют, есть ли в организме метадон, не продал ли он его. Если все в порядке, дают препараты уже на 5 дней и т.п.

То есть человек уже не привязан ежедневно к пункту ЗПТ, он может пойти учиться или работать (при этом социальные работники и психологи окажут ему в этом помощь). Так доходят до того, что ходить надо раз в месяц (в США я видел такие примеры). А потом человек может и полностью «завязать» (расхожее мнение, будто с метадона «спрыгнуть» нельзя – в корне неверное). Но если даже и не хватило воли совсем не употреблять наркотики, не так страшно, все равно это уже человек, не потерянный для общества, он работает, платит налоги, заботится о семье, приносит пользу, и продолжает пользоваться услугами ЗПТ.

И вот эта часть ЗПТ занимает более 90% стоимости всей терапии. У нас же, повторю, все в основном ограничивается простой раздачей метадона. Пришел, получил, ушел и больше никому не нужен. Хотя, конечно, есть и у нас психологическая помощь, и больным СПИДом помогают, но все это, увы, в незначительных масштабах. К тому же препараты по борьбе со СПИДом снижают эффективность метадона и, как пожаловался мне один из пациентов, у него в связи с этим, несмотря на программу ЗПТ, появились «ломки». Тем более, что ему почему-то вдобавок снизили метадоновую дозу вместо того, чтобы ее поднять. В итоге, говорит он, я вынужден  «догоняться» чем-то еще, иначе чувствую себя очень плохо - ломает. Спрашиваю - А жаловался врачам? Да, отвечает, - но реакции нет. Посмотрели в карточке, а там записано, что он получает метадон в прежней, не сниженной дозе... Вот такими действиями дискредитируется сама идея ЗПТ.

- Кто оплачивает метадоновую программу в Украине?

- Пока мы деньги на ЗПТ (плюс сам медатон) полностью получаем из зарубежных фондов. Там высчитана примерная стоимость лечения одного человека по системе ЗПТ. И сумма дается пропорционально количеству больных. У нас 7 с лишним тысяч получают в качестве заместителя наркотика метадон и несколько сотен – бупренорфин. Всего порядка 8 тысяч официально на программе ЗПТ.

Сегодня мы готовим несколько пилотных проектов, которые финансирует управление по наркотикам и преступности ООН. Возьмем три группы по 100 человек и проведем ЗПТ в полном объеме, как на Западе, а в других группах оставим все, как есть сейчас. Кроме того, несколько групп попробуем лечить не традиционными методами. И проследим несколько групп людей, которые вообще отвергают ЗПТ, не хотят лечиться никоим образом. Наблюдать будем в течение года. Потом сравним результаты. Причем не только такие: бросил наркотики или нет, но и по другим индикаторам. Скажем, излечил ли сопутствующее заболевание, устроился на работу, не совершил преступления и пр.

Смета для каждой фокус-группы будет просчитываться специалистами ООН отдельно, сюда включат также командировки наших врачей, психологов и прочих работников будущих проектов за рубеж для приобретения опыта. А он необходим, ибо, например, в США сейчас наркополитика поменяла направление градусов на 130. Они там просчитали, что проблемы, которые создает наркоман в местах лишения свободы, его содержание в тюрьме, обходится дороже, чем обучение студента в Гарвардском университете. Потому акценты в борьбе сейчас сильно смещены в сторону мощной профилактики.

Специалисты ДЕА идут в школы, работают с подростками и родителями, всюду ведется пропаганда здорового образа жизни. И это дает свои плоды. Причем для мелких торговцев, зарабатывающих лишь себе на дозу, ввели так называемые «наркотические суды». Там срок рассмотрения дела от задержания до приговора – не более 7 суток. И после приговора предлагают выбор: либо отбываешь наказание, либо соглашаешься на ЗПТ. Но уж если согласился на лечение, то контроль жесточайший, врачи работают в контакте с полицией. Несколько раз пропустил лечение без уважительной причины – и прежний приговор вступает в силу, человек идет в тюрьму. Но и там он имеет возможность продолжить ЗПТ.

- Говорят, наши наркоманы ухитряются выданный им метадон утаивать, например, под языком, а потом продавать и покупать другой наркотик. Такое возможно?

- Теоретически это возможно, у нас ведь его выдают в таблетках. А вообще в мире уже перешли на метадон в виде  сиропа. Я смотрел, как это делается в США. Приходит больной в центр ЗПТ, у него карточка, с которой компьютер считывает его данные и досье моментально появляется на дисплее у медсестры. Но она к приему лекарств отношения не имеет. Компьютер сам дает команду дозатору, сколько налить. Или же, прежде чем допустить к дозатору, направит больного на анализы путем случайной выборки.

Когда пьет из одноразового стаканчика, его снимает видеокамера и всегда можно к этой записи вернуться, если вдруг возникнут вопросы. Потом появляется воронка, в которую скидывается стаканчик и там исчезает. Субъективный фактор в ходе приема метадона или сдачи анализов исключен полностью. Затем клиент идет в зал, где его ждет для беседы психолог или социальный работник. В Украине стыдно признаться, что сам или родственник наркоман, потому мы не знаем истинных масштабов бедствия, люди скрывают это. А на Западе это как заболеть гриппом. Человек заболел, он идет и лечится…"

Метадон будет закупаться по госпрограмме

    С 2012 года метадон для наркозависимых в Павлодаре будет приобретаться по госпрограмме «Саламатты Казахстан».

Об этом сообщил начальник управления здравоохранения области Ардак Кузеков.

По его словам, ранее метадоновую заместительную терапию несколько лет апробировали на базе республиканского научно-практического центра медико-социальных проблем наркомании (РНПЦ) в Павлодаре. Средства ежегодно выделял Глобальный фонд, сообщает Первый канал «Евразия» со ссылкой на КазТАГ. 

Подробнее...

Завершився ознайомчий візит української делегації з обміну досвідом з питань замісної підтримувальної терапії до США.

 

З 22 по 29 жовтня 2011 року в рамках проекту «Посилення національної відповіді на епідемію ВІЛ/СНІД шляхом надання послуг та інформації (SUNRISE)», що впроваджується Альянсом за підтримки Агентства США з міжнародного розвитку,  та на виконання Плану заходів щодо подальшого впровадження замісної підтримувальної терапії  (ЗПТ) для споживачів опіоїдних ін'єкційних наркотиків, затвердженого Розпорядженням Кабінету Міністрів України від 12 жовтня 2011 р. N 1002-р відбувся ознайомчий візит з обміну досвідом з питань замісної підтримувальної терапії до Сполучених Штатів Америки.

Подробнее...

Группа литовских депутатов предлагает запретить лечение наркозависимых метадоном

В новом проекте резолюции, его авторы настоятельно предлагают правительству "запретить использование препарата "Метадон", за исключением предоставления услуг по детоксикации в стационарных учреждениях здравоохранения".

Подробнее...

Расширение программ опиоидной заместительной терапии в Таджикистане

Таджикистан – третья страна Центральной Азии, внедрившая программы опиоидной заместительной терапии (ОЗТ) в 2010 году вслед за Кыргызстаном (в 2005 году) и Казахстаном (в 2008 году). Второй центр ОЗТ был открыт в декабре 2010 года в г. Худжанд, где по состоянию на 1 марта наиболее эффективную и научно обоснованную терапию получали двенадцать пациентов.

Подробнее...

Метадоновая терапия в Танзании

Власти Танзании начали применять заместительную терапию героиновой наркомании. Первая в странах Центральной и Южной Африки метадоновая программа была запущена при поддержке правительства США.

Подробнее...

Как лечат метадоном белорусских наркозависимых?

Практика использования метадона для лечения наркозависимых существует в Европе с 1964 года и официально поддерживается множеством серьезных организаций, начиная с ВОЗ. Хотя сам метадон признан таким же медицинским наркотическим препаратом, как морфин, и включен в Перечень № 1 Списка наркотических средств Единой конвенции о наркотических средствах ООН. Получается, что метадоновая заместительная терапия - один из самых неоднозначных методов, ведь сама его суть - лечение "подобного подобным", наркомании - наркотиками - для подавляющего большинства обывателей абсурдна.

Подробнее...

Информационное сообщение МБФ "Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине"


Лечит или контролирует?..

Заместительные программы в Белоруссии до сих пор являются спорным методом лечения наркомании. С одной стороны, пациент отказывается от употребления тяжелых наркотиков, перестает жить по законам криминала и отдавать свои, чаще всего незаконно добытые, деньги наркодилерам. Это, безусловно, большой плюс. Но можно ли назвать лечение метадоном лечением? Пациент продолжает зависеть от наркотика, применение которого лишь ограничивается врачом. Метадон в данном случае используется для устранения абстинентного синдрома — «ломки».